Взгляд со стороны | KPMG | UA
close
Share with your friends

Взгляд со стороны

Взгляд со стороны

Итак, кто эффективнее – компания с большим земельным банком и переработкой, или фермер с 5 гектарами, рассуждает Александр Гаврилюк – партнер, руководитель отраслевой практики агропромышленного сектора KPMG в Украине.

1000

Партнер, Руководитель отраслевой практики агропромышленного сектора

KPMG в Украине

Связаться со мной

По теме

Источник: Агро Перспектива

Итак, кто эффективнее – компания с большим земельным банком и переработкой, или фермер с 5 гектарами, рассуждает Александр Гаврилюк – партнер, руководитель отраслевой практики агропромышленного сектора KPMG в Украине.

Определите ваше понимание, что такое аграрный холдинг и кто такие украинские фермеры?

Аграрный холдинг от фермера отличается по нескольким параметрам. Во-первых, агрохолдинг предполагает определенную модель управления: наличие специальной оргструктуры, при которой происходит делегирование полномочий сверху, от стратегического руководителя вниз и распределение операционных функций.

Во-вторых, это размер угодий. Для холдинга это в среднем свыше 10 тыс. га, что требует внедрения дополнительных организационных уровней управления и привлечения дополнительных трудовых ресурсов для его обработки, особенно, если земли находятся в различных регионах страны. При этом агрохолдинг (теоретически) может иметь только одно юридическое лицо. Бывают, конечно, случаи, когда украинские фермеры наращивают объем площадей до крупных размеров и уже не могут физически охватить все в ручном режиме, но при этом считают себя фермерами. Но это, скорее, исключения.

В-третьих, для холдингов в большей мере, чем для фермерских хозяйств, характерно выстраивание цепочки переработки продуктов или поставки ресурсов. Фермер может диверсифицировать продуктовые направления, но вряд ли будет выстраивать вертикально интегрированные производственные цепочки.

Кто более успешен и эффективен – холдинги или фермеры?

И у тех, и у других есть свои преимущества и недостатки. Есть очень много стран, в которых довольно успешно работает модель агросектора, построенная только на фермерских хозяйствах. Крупных агрохолдингов там нет вообще. Фермеры объединяются в кооперативы для совместного решения своих проблем, к примеру, продаж или закупок, строительства перерабатывающих мощностей. Кроме того, это позволяет им продавать дороже и покупать дешевле, получая доступ к оптовым ценам. Но обрабатывают свой кусок земли самостоятельно. Преимущество такого подхода в том, что фермер хорошо разбирается в качествах той земли, с которой работает годами, поэтому может учитывать это при планировании своей деятельности и ожидаемых результатов.

В Украине, как вы знаете, земля арендуется. Фермеры поддерживают контакт непосредственно с собственниками земли, пайщиками, для которых важно лично знать того, кто работает на их участке, что дает фермерам определенные преимущества. Кроме того, они гибче и быстрее в принятии решений, им проще минимизировать налоги. Однако в стране нет необходимой инфраструктуры для поддержки небольших аграрных хозяйств: фермерам сложнее привлечь хороших специалистов, получить финансирование, кредит в банке или лизинговую программу, привлечь зарубежных инвесторов.

Это стало одним из толчков для развития агрохолдингов, которым такие вопросы решать намного проще. В этом их преимущество. Они имеют доступ к относительно более дешевым ресурсам, что позволяет им органически расти, интегрировать покупаемые активы. Однако это привело к тому, что управленческое звено, которое привыкло решать все в ручном режиме, оказалось перегружено операционными вопросами, отдалилось от полей, а скорость принятия решений удлинилась.

По этой причине агрохолдинги были вынуждены реорганизовать внутренние процессы, создавая разветвленные структуры с назначением руководителей среднего звена по земельным кластерам. Но агробизнес - достаточно сложный бизнес – здесь тяжело проконтролировать результат, на который были потрачены усилия, есть много возможностей для мошенничества на местах. Кроме того, у агрохолдингов более сложная структура стейкхолдеров. Им необходимо налаживать взаимоотношения с местными органами, сельсоветами через реализацию, например, социальных программ.

Сегодня инфраструктура работы с фермерами в Украине постепенно улучшается. После ряда скандалов банки испытывают некоторое разочарование в агрохолдингах и с интересом смотрят на сегмент мелких и средних хозяйств. Банки поняли, что они более надежны как контрагент, поскольку крупный холдинг всегда найдет юристов, которые, используя коррупцию в судах, могут «продавить» любое решение.

У фермеров нет возможности нанять дорогих юристов, чтобы оспорить требования банков. Поэтому при работе с ними доля плохих кредитов в портфеле банка исторически ниже, чем при работе с агрохолдингами. Это та причина, по которой банки пытаются развивать инфраструктуру работы со средним и мелким бизнесом.

Сегодня есть программы, которые разрабатываются совместно с поставщиками ресурсов и называются «безресурсное финансирование». Такие проекты предусматривают предоставление товарного кредита поставщиком, а банк участвует как гарант возврата средств и совместно они имеют возможность работать и с мелкими, и со средними компаниями.

Другое дело, что многие фермеры не хотят брать кредит и рассчитывают на себя и собственные денежные ресурсы. Рентабельность агробизнеса в Украине такова, что позволяет работать с прибылью большинству участников рынка, не зависимо от размеров. Рынок не достиг еще того уровня конкуренции и падения рентабельности, который может выдавливать неэффективных собственников из бизнеса. Но этот процесс постепенно будет происходить из-за удорожания ресурсов, в том числе, аренды земли.

Если посмотреть на мир, то кого больше – фермеров или холдингов?

У каждой страны своя практика. Доминирование агрохолдингов более характерно для таких стран, как Аргентина, Бразилия, Австралия. В меньшей степени, Новая Зеландия. Есть крупные компании в США, но там, к тому же, очень много фермеров. В Европе агрохолдингов нет, есть модель поддержки сельского хозяйства, которая предусматривает дотации и стимулирование развития фермерства. Она ориентирована на мелкого фермера. Это было сделано целенаправленно. С одной стороны, чтобы обеспечить заселение земель: работая в фермерских хозяйствах, люди не уезжают в город. С другой, это повышает продовольственную безопасность региона, который может сам себя прокормить. Иногда вследствие этих причин закрывают глаза на эффективность фермеров, что позволяет им выживать, даже не будучи конкурентными.

В таких странах, как Аргентина и Бразилия, аграрное производство, наоборот, является источником финансирования бюджета, поэтому облагается налогами, существуют экспортные пошлины. Холдинги в этих странах также сформировались потому, что это обеспечивает лучший доступ к ресурсам. Размеры полей достаточно крупные по сравнению с Европой, где фермеру эффективнее работать мелкой техникой.

Если говорить о переработке, то для строительства мощностей – элеваторов, перерабатывающих заводов – требуются большие финансовые ресурсы. Для агрохолдинга это решаемая задача, а для фермера – нет. В Украине предпринимаются попытки организовать кооперативное движение, но они пока не очень результативны. В этом есть историческая подоплека: после колхозов люди ушли в индивидуализм, где каждый хочет попробовать себя в бизнесе. Отдавать какие-то решения на откуп общины люди не готовы. Но постепенно рынок все равно придет к кооперативам. Это произойдет, когда рентабельность бизнеса не будет позволять мелкому фермеру оставаться на плаву.

Если законодательно не будет введено ограничений, то будут развиваться обе формы – холдинги и фермерские хозяйства. В этом случае в ближайшие 15-20 лет ничего кардинально не изменится. Если же Украина будет постепенно интегрироваться в ЕС, то следует ожидать законодательных инициатив, ориентированных на практику ЕС. Это улучшит перспективы для фермеров, как это происходит в странах Европы, которые стали членами ЕС.

Конечно, в Украине не будет такого объема дотаций. Но следование европейской практике может найти отражение в ограничениях на владение землей больше, чем определенный уровень на одну компанию, или запрете арендовать больше, чем определенное количество гектар. Такие законопроекты уже были, когда предпринимались попытки ограничить монополизацию рынка. Также это может выражаться в процентах арендованных земель в конкретных регионах: в одном районе компания или группа сможет арендовать, например, не более 25% земли, иначе это создает монополию.

В случае снятия моратория на продажу земли, кто первый купит землю – фермеры или холдинги?

Некоторые холдинги покупают землю уже сегодня. Такие сделки оформляются под видом права пользования на 50 или 200 лет. Финансовые ресурсы для такой покупки, конечно, проще получить холдингу. Фермерам будет сложнее и дороже получить необходимый кредит в банке. К тому же, у фермера есть другие, более выгодные с инвестиционной точки зрения, проекты. По этим причинам у холдингов больше шансов на покупку земли, если будет снят мораторий.

Были разные проекты законов о рынке земли. Наиболее реалистичные предлагали внедрение нормы о владении землей только физическими лицами и то с ограничением – 100 или 200 га на человека. Также обсуждалась возможность подобной нормы в долгосрочной перспективе и для юридических лиц. Один из важных вопросов, который остается открытым, будет ли разрешено компаниям с международным капиталом покупать землю в Украине. От этого будет сильно зависеть и стоимость земли, которая сформируется после снятия моратория

Подпишитесь на рассылку новостей KPMG в Украине.

Подпишитесь на нашу страницу Facebook.  

 

KPMG в социальных сетях

 

Запрос об услугах KPMG

 

Отправить