Пинкертоны от экономики | KPMG | UA

Пинкертоны от экономики

Пинкертоны от экономики

Руководитель практики форензик KPMG в Украине Оливия Эллисон – о том, как консультанты проводят расследования, что толкает сотрудников компаний на мошенничество и как практика форензик может помочь бизнесу.

1000

Директор, руководитель отдела консультирования по управлению рисками и форензик

KPMG в Украине

Связаться со мной

По теме

Какие основные факторы приводят к мошенничеству в больших компаниях?

Во всех странах есть мошенничество, и это часть жизни каждой компании. Безусловно, главным фактором является человек. Если сотрудник понимает, что у него есть возможность для реализации мошенничества, стимул и оправдание - возникает классический «треугольник мошенничества». Обычно людей подталкивает к мошенничеству ситуация, когда они считают, что им, например, должны больше платить, а также мысль, что их никто не контролирует.

По нашему опыту, люди, работающие в Украине и на постсоветском пространстве, полагают, что в их компаниях намного меньше контроля, нежели в Великобритании или США. Именно отсутствие контроля и подталкивает людей к злоупотреблениям, поскольку создает те самые возможности. Задача форензик – помочь «свести к минимуму» такие возможности.

Это помогает бороться с коррупцией?

Конечно. Но борьба с коррупцией – задача, которая должна реализовываться на национальном и политическом уровне. Важную роль играет менталитет и культурные особенности. При этом частный бизнес тоже должен твердо стоять на позиции противодействия коррупции.

Как много компаний сейчас обращаются в KPMG за экспертизой?

Наша практика форензик была основана всего год назад. В текущий момент много компаний заинтересованы в услугах, связанных с предотвращением мошенничества и коррупции, а также мы помогаем компаниям соответствовать ожиданиям инвесторов. Сейчас многих инвесторов интересует не просто покупка активов и получение прибыли, а и то, чтобы их вложения были в безопасности. В этой плоскости у них возникает много форензик-вопросов. Например, какая репутация у компании, которую я хочу купить и какова ее позиция на рынке?

Для нас очень важно помогать компаниям не только в «экстренных» ситуациях, но и на системном уровне. Например, в следующем году мы планируем запустить Академию форензик, которая позволит компаниям направлять на обучение 1-2 сотрудников. Это позволит значительно сэкономить, по сравнению с, например, специально разработанным тренингом КПМГ. Полученные знания позволят компаниям часть вопросов по идентификации и противодействию мошенничеству и коррупции решать самостоятельно без привлечения внешних консультантов.

Как работает форензик в Украине? Что вы используете для расследований?

Мы используем нашу методологию для проведения расследования для разного вида проектов в области противодействия мошенничеству. Обычно расследование начинаем проводить со сбора информации о компании, изучаем процессы и документы, анализируем финансовые данные, проводим беседы с сотрудниками компаний, в некоторых случаях проводим анализ переписки рабочей почты сотрудников или корпоративных мобильных телефонов, но это возможно только при согласовании с сотрудниками. Мы проверяем потенциальные взаимосвязи сотрудников и контрагентов, используя данные в реестрах публичной информации – как в украинских, так в международных, если, например, дело касается офшорных компаний.

Часто при расследовании мошенничества речь идет об очевидных фактах. Например, есть большая компания, которая закупает очень много воды. А компания-поставщик принадлежит жене руководителя отдела закупок. Налицо конфликт интересов, которого можно избежать при проверке аффилированности. Это должно насторожить, но в регионах редко обращают внимание на такие совпадения.

Какая часть работы является очень специфической и что тяжелее всего найти в нашем регионе?

В Украине просто искать информацию, потому что есть открытые реестры, социальные сети и много информации доступно в публичной плоскости. Есть сложности с получением информации о частных предприятиях и субъектах предпринимательской деятельности, так как у них нет обязательства раскрывать эти данные. Иногда проблемы возникают в связи с несовпадением декларируемых данных с реальными, что дает возможность компаниям или отдельным сотрудникам использовать особенности ведения бизнеса для организации схем мошенничества. Иногда это могут быть достаточно сложные способы, по сравнению, например, с известной всем схемой «по оптимизации налогов».

В каких случаях компании обращаются за форензиком, например, при проведении due diligence, M&A?

Да, в этих случаях также. При больших сделках по слиянию и поглощению, проводить форензик-анализ стоит еще до начала заключения сделки.

К нам часто обращаются за анализом процесса закупок в компании. Относительно недавно мы внедрили услугу по аутсорсингу «горячей линии», что позволяет обеспечить независимость при принятии и обработке обращений, а в некоторых случаях и провести оперативное расследование.

Какую роль в форензике играет служба комплаенс в компаниях?

Подавляющее большинство злоупотреблений было раскрыто благодаря тому, что кто-то сообщил о них. Даже при наличии внутреннего контроля мошенники могут быть весьма изобретательны, и компаниям важно создать возможность для сотрудников, которые заметили эту ситуацию, сообщить о ней. Но проблема в том, не всегда люди доверяют горячим линиям. К примеру, нет уверенности, что если ты обратишься в службу безопасности с подозрением в мошенничестве, то тебя не уволят или не накажут. Поэтому в компании должно быть независимое лицо, которым может выступать комплаенс или внутренний аудит. Исходя из нашего опыта, мы рекомендуем отдавать эту услугу на аутсорсинг.

Что делает компанию более подверженной мошенничеству?

Большое значение имеет внутренняя культура компании и особенность ведения бизнеса в том или ином регионе. Я имею ввиду, что в некоторых культурах встречается толерантное отношение к некоторым видам злоупотреблений. Конечно, общая экономическая ситуация или, например, систематическая невыплата зарплат так же могут повысить вероятность злоупотреблений. Но несмотря ни на что, если в компании на уровне руководства внедрена и поддерживается «нулевая» толерантность к любым видам злоупотреблений, которая интегрирована в корпоративную культуру, уровень рисков может быть значительно ниже. Важно, чтобы руководство компании активно демонстрировало заинтересованность во внедрении такой культуры и в случае реализации рисков проводило прозрачное расследование злоупотребления и наказывало виновных. Желание руководства «замолчать» такие случаи делает компанию более уязвимой.

Сотрудничаете ли вы с малым и средним бизнесами? Для них есть какие-то особенности?

Да, мы хотим сотрудничать с МСБ в Украине. Для нас очень важно помочь компаниям отстроить внутренние процессы таким образом, чтобы многие задачи, связанные с идентификацией и противодействием мошенничеству и коррупции, они могли решать самостоятельно без привлечения внешних экспертов, что может помочь компаниям сэкономить ресурсы.

У нас нет задачи сделать эти компании похожими на «большой бизнес», а, скорее, дать им больше независимости. Мы осознаем, что в этом сегменте часто при желании обратиться к внешним консультантам возникает вопрос с ограниченным ресурсом, поэтому в текущий момент мы разрабатываем стандартные продукты, которые могут быть интересны и для МСБ.

Топ 100
РЕЙТИНГИ КРУПНЕЙШИХ


KPMG в социальных сетях

 

Запрос об услугах KPMG

 

Отправить