Бить основанием | KPMG | UA

Бить основанием

Бить основанием

Судебная практика по правилам трансфертного ценообразования (ТЦО) похожа на первые шаги ребенка — нет уверенности и широкого размаха в применении правовых доктрин или прецедентов иностранных судов.

1000

По теме

Споров относительно ТЦО много, но они в большинстве своем типичны, а решения, как правило, содержат недостаточно обоснований, унифицированных правовых позиций и подходов к доказательственной базе.

Основные споры

По статистике «КПМГ-Украина», из 162 доступных на сегодня решений по спорам относительно ТЦО 160 касаются так называемых технических вопросов (споры о «форме»).

В этой категории много споров относительно обжалования приказов о проведении налоговых проверок по вопросам непредоставления отчета о контролируемых операциях. Здесь прослеживается четкая тенденция увеличения количества обращений налогоплательщиков. Так, согласно данным Единого государственного реестра судебных решений, в период 2013 — 2014 годов на рассмотрении в судах находилось 17 дел, связанных с обжалованием налоговых уведомлений-решений, принятых на основании проверок по вопросам соблюдения налогоплательщиком положений статьи 39 Налогового кодекса (НК) Украины. По данным того же реестра, в 2015 году в производстве судов находилось уже 44 таких дела, а в 2016-м суды рассмотрели 70 дел данной категории.

Отчет о контролируемых операциях

Лидером по количеству обращений относительно «технических вопросов» являются дела о предоставлении отчета о контролируемых операциях. Проанализируем один из таких споров (дело № 816/29/17) — его можно назвать чуть ли не самым интересным, учитывая доказательственную базу и выводы суда. Дело уже прошло этап слушания в суде первой и апелляционной инстанций, и есть все шансы, что будет слушаться в кассационной, если налоговый орган оплатит судебные расходы.

Долгое время было обычной практикой, что обыск помещений юридических лиц и выемка первичных документов, техники и других необходимых для доказывания предметов на основании постановления следственного судьи проводились в процессе досудебного расследования в рамках уголовного производства. Если же речь идет о проведении таких следственных действий в период, когда налогоплательщику необходимо исполнять возложенные на него налоговым законодательством обязанности, то здесь есть несколько важных нюансов.

Согласно фабуле дела № 816/29/17, налоговый орган признал налогоплательщика виновным в непредоставлении отчета о контролируемых операциях в электронной форме в срок до 1 мая 2016 года. Соответственно, налогоплательщик получил налоговое уведомление-решение от 12 октября 2016 года на сумму штрафной санкции в размере 300 минимальных заработных плат (подпункт 120.3 статьи 120 НК Украины, подпункт 39.4.2 пункта 39.4 статьи 39 НК Украины).

Налогоплательщик пояснил, что планировал подать отчет о контролируемых операциях, но не смог по объективным причинам: за полгода до конечной даты подачи отчета о контролируемых операциях у него были изъяты следователем в рамках уголовного производства, открытого против третьих лиц, первичные документы и техника.

Мотивировочная часть решения по делу содержит подробный перечень действий налогоплательщика, направленных как на возвращение изъятого имущества, так и на попытки подать отчет.

В подтверждение каждого из действий и описанных обстоятельств налогоплательщик подал копии ходатайств и запросов, писем с требованием возврата имущества. В ответ на просьбу налогоплательщика предоставить копии изъятых первичных документов следователи указали, что «имущество изъято в рамках мотивированного постановления следственного судьи о предоставлении разрешения на проведение обыска, а поскольку общество не является стороной уголовного производства, то оно лишено права на получение копий материалов уголовного производства».

Уже через 20 дней после конечной даты подачи отчета о контролируемых операциях налогоплательщик получил под расписку изъятые ранее документы. В следующем месяце налогоплательщик подал отчет, но в бумажном варианте (то есть в форме, не предусмотренной НК Украины). И фактически продублировал отчет о контролируемых операциях в электронной форме только 20 марта 2017 года. Именно в промежутке между подачей первого бумажного и второго электронного отчетов налоговый орган выдал обжалуемое налоговое уведомление-решение (дата выдачи, как было сказано выше, 12 октября 2016 года).

Позиция налогового органа была однозначной — поданный налогоплательщиком 30 июня 2016 года отчет о контролируемых операциях в бумажной форме свидетельствует о нарушении срока и законодательно определенной формы его подачи (электронной). Соответственно, отчет о контролируемых операциях считается неподанным.

Суд обратил внимание, что «для определения правомерности применения к истцу мер воздействия в виде наложения штрафной санкции за непредоставление отчета о контролируемых операциях оценке подлежит поведение налогоплательщика относительно направленности его действий во исполнение норм НК Украины и возложенных на него налоговым законодательством обязанностей».
Кроме того, суд не согласился с позицией контролирующего органа об отсутствии уважительных причин пропуска срока подачи отчета о контролируемых операциях.

Решение также содержит вывод о том, что вина в действиях налогоплательщика в непредоставлении отчета не установлена, суд считает безосновательным вывод о привлечении к ответственности за нарушение подпункта 39.4.2 статьи 39 НК Украины.

Таким образом, административный иск налогоплательщика о признании противоправным и отмене налогового уведомления-решения контролирующего органа был удовлетворен полностью.

Выводы

Фактически в этом деле суд оценивал поведение налогоплательщика относительно направленности его действий во исполнение норм НК Украины и возложенных на него налоговым законодательством обязанностей. Выход за рамки формального толкования прав и обязанностей налогоплательщика не может не порадовать «гурманов» качественно подготовленных решений. Но понятно, что без достаточных доказательств финальный результат был не таким положительным. Как правило, большинство споров, касающихся подачи отчета о контролируемых операциях, бизнес проигрывает в суде, в том числе и из-за недостаточной аргументации и неполной доказательственной базы.

Антощук Лариса — руководитель практики по разрешению налоговых споров «КПМГ-Украина», г. Киев.

Кепко Владислав — юрист практики по разрешению налоговых споров «КПМГ-Украина», г. Киев.

Связаться с нами

 

Запрос об услугах КПМГ

 

Отправить