Cергей Попов о развитии юридической практики в "КПМГ-Украина"

Cергей Попов о развитии юрпрактики в "КПМГ-Украина"

интервью

По теме

Sergey Popov interview

«У нас на глобальном уровне появилась стратегическая цель — углубить свое присутствие на рынке юридических услуг», — подчеркивает Сергей Попов, партнер, руководитель отдела налогового и юридического консультирования «КПМГ-Украина»

 

Одной из тенденций юридического рынка, активно обсуждаемой как на Украине, так и за рубежом, стало более активное проявление интереса консалтинговых компаний «большой четверки» (Big 4) к предоставлению юридических услуг. Об экономической подоплеке происходящего, контрмерах юррынка и конкурентных преимуществах Big 4 мы говорили с Сергеем Поповым, партнером, руководителем отдела налогового и юридического консультирования компании «КПМГ-Украина».

 

— Почему компании Big 4 начали выходить на юридический рынок?

— Не могу изначально согласиться с терминологией — «выхода» сейчас как такового не было. Мы, компании Big 4, и раньше присутствовали и успешно работали на юридическом рынке, в том числе и на Украине. У нас всегда были достаточно представительные юридические подразделения, и мы оказывали юруслуги как в комплексе с другими услугами, так и самостоятельно. Другими словами, мы никогда не были звеном, занимающимся исключительно обслуживанием с юридической стороны других подразделений нашей компании.

Другое дело, что сейчас можно говорить о качественно новом отношении Big 4 к рынку юридических услуг. У нас на глобальном уровне появилась стратегическая цель углубить свое присутствие на нем. По большому счету, всем движет экономика. Сейчас в большинстве стран более 50% доходов компаний Big 4 формируют неаудиторские услуги. Это бизнес-, налоговое, юридическое консультирование. Увеличение этого компонента заставляет нас более активно осваивать юррынок.

 

— Как к вашей экспансии относятся юрфирмы, прежде всего — украинские?

— Нужно помнить, что украинский юррынок очень разношерстный — с большинством мелких юрфирм мы не конкурируем, и наше присутствие на рынке они даже не заметят. Емкость украинского юридического рынка такова, что в ближайший год фундаментальные изменения, связанные с более активной работой компаний Big 4, вряд ли произойдут. В юридической среде присутствует инерция восприятия нас исключительно как аудиторских компаний (Big 4 = аудит). Это дает нам определенные преимущества, но одновременно создает и сложности. Есть еще и некоторая недооценка и недопонимание возможностей компаний Big 4.

Как бы то ни было, конкуренцию традиционным юрфирмам мы составим, но это будет не революционный процесс, а эволюционный. В одночасье изменить восприятие рынка невозможно. За себя будут говорить экономика и цифры: если оперировать фактами, то у нас увеличивается количество проектов (и, соответственно, увеличиваются доходы), ранее традиционно достававшихся юрфирмам, например: судебное представительство и антимонопольные дела. На самом деле юрфирмы еще не почувствовали, что они теряют из-за нас часть рынка. Скепсис юристов сейчас направлен не столько на нас, сколько на сокращение рынка в целом — бизнес сжимается, старается экономить, в том числе и на юруслугах.

 

— То есть когда юристы в полной мере прочувствуют ваше присутствие на рынке, оценки будут более жесткими?

— Участие компаний Big 4 в распределении рынка юруслуг надо оценивать объективно. Мы однозначно будем забирать все большую долю этого рынка. Наверное, будет преувеличением сказать, что в ближайшие год-два мы станем компаниями, в равной мере успешно занимающимися всеми отраслями права, но то, что мы будем очень заметными игроками юррынка, неизбежно. Пока мы концентрируемся на наиболее интересных направлениях. На украинском юррынке сейчас очень много зарабатывают на хозяйственных спорах, в том числе на спорах с банковскими учреждениями. Мы усиливаем практику по судебным налоговым спорам — отличные знания материального и процессуального права позволяют видеть здесь перспективу. Перспективно для нас и антимонопольное направление — мы также пытаемся занять свое место на рынке в этом секторе.

 

— А такие популярные в последнее время направления, как уголовное право или комплаенс?

— Уголовное право — это зачастую сопутствующий компонент, я его отдельно не выделяю. Он идет в комплексе с теми услугами, которые мы предоставляем клиентам, например, в рамках сопровождения налоговых споров.

Что касается комплаенса, то мы развиваем эту практику. Это перспективное направление. Думаю, что юристы только начинают по-настоящему зарабатывать на комплаенсе, и уверен, что завтра на этом будут зарабатывать еще больше.

 

— В чем конкурентные преимущества компаний Big 4, в частности «КПМГ- Украина»?

— С одной стороны, это традиционный вопрос, и на него можно ответить традиционно: мы предлагаем комплексный подход к проекту, что не всегда есть у юрфирм. Например, налоговые проекты, помимо юридической составляющей, включают бухгалтерские и финансовые аспекты. Клиенту бывает выгоднее заказать проект у нас и получить комплексное решение. Есть сила бренда, высокая корпоративная культура, мощная инфраструктура, отлаженное взаимодействие с другими офисами компаниями, финансовые возможности для инвестирования в новые направления за счет уже финансово успешно работающих других направлений. Есть много других преимуществ. Нас вообще нельзя сравнивать со многими украинскими юридическими фирмами, не соответствующими стандартам западных компаний: от формулы работы с клиентами до отношения к персоналу.

Разумеется, есть и сложности, и недостатки. Но главное не в том, какие имеются преимущества, а в том, заставляет ли сегодняшняя мировая (и украинская) экономика активно использовать эти преимущества и насколько фактически успешно или неуспешно они используются. И здесь на первый план выходят совсем другие вещи: наличие стратегического мышления, способность или неспособность менеджмента реализовать поставленные тактические цели, правильный выбор персонала и многое другое.

 

— То есть вы относите себя к топ-сегменту юррынка?

— Наши конкуренты — сильные украинские и иностранные юрфирмы.

 

— А в какой ценовой нише вы находитесь?

— Рынок заставляет компании усредняться. Если отбросить маргинальную составляющую украинского юррынка, то по проектной работе, которую мы пытаемся получить, наши расценки (с учетом скидок) сопоставимы с расценками упомянутых конкурентов. Причем конкуренция в основном сосредоточена не вокруг ставок, а вокруг качества и опыта работы.
Надо также помнить, что мир становится все более технологичным. Соответственно, и юррынок ждет технологизация. В какой форме это произойдет и какие практики затронет — вопрос. Если применение технологий позволит сэкономить время при сохранении высокого качества, это удешевит услугу, сделает ее более быстрой и станет конкурентным преимуществом. Причем преимущество получит тот, у кого будет уже построена соответствующая инфраструктура. И, как мне кажется, мы в этом вопросе более подготовлены, чем юрфирмы.

 

— Как бы то ни было, инновационный потенциал Big 4 в разы больше бюджетов любой из глобальных юрфирм. Есть ли у вас наработки, которые уже сейчас могут использоваться в юрбизнесе?

— Такие разработки есть. Они действенны за рубежом, частично применяются на Украине (здесь надо учитывать определенную инертность мышления, специфику экономики и законодательства). Возьмем, например, услуги, связанные с таможенным законодательством: в «КПМГ-Украина» разработано программное обеспечение, позволяющее аккумулировать и анализировать информацию о таможенной стоимости аналогичных товаров конкурентов, сохраняя при этом конфиденциальность, и с использованием этой информации в большей степени предоставлять защиту клиентам в спорах с таможенными органами. Думаю, количество программных решений в юрбизнесе будет постепенно увеличиваться.

 

— Предпринимаются ли юрфирмами контрмеры в связи с вашей активизацией на юррынке, к примеру, освоение смежных консалтинговых сфер?

— В какой-то степени это реакция на экономическую ситуацию, в какой-то степени — контрмеры. По крайней мере мы видим активное вмешательство юрфирм в традиционно «наши» сферы: налоговое консультирование, судебное представительство по налоговым спорам и даже бухгалтерское консультирование. Некоторые юрфирмы пытаются, по моему мнению, безуспешно, консультировать по вопросам трансфертного ценообразования. При этом у юристов есть ряд объективных сложностей. Например, понимание налогового учета становится все более неразрывно связанным с бухгалтерским учетом, самостоятельно разобраться в котором, имея лишь юридическое образование и опыт, очень сложно.
Так что движение встречное — юристы внедряются в наши сферы, а мы, в свою очередь, успешно осваиваем традиционно юридические направления практики.
Обратите внимание на глобальную тенденцию — юридические рынки, ранее закрытые для Big 4, начинают открываться. Например, мы были ограничены в предоставлении юруслуг в Великобритании. Сейчас занавес приоткрылся, и мы активно развиваемся на английском юридическом рынке. Темпы роста феноменальны. Мы входим в топ-20 юрфирм в Германии. Открываются азиатские рынки, например Китай. Тенденция, думаю, продолжится.

 

— То есть глобально мир переосмыслил необходимость ограничений, прежде всего — аудиторской деятельности?

— Все циклично. Американский юррынок для аудиторских компаний по-прежнему практически закрыт, там есть элемент консервативности, и, будем объективны, в ближайшее время он не откроется. Но глобальный тренд — компании Big 4 пытаются занимать доступные ниши. Это продиктовано именно экономикой. Мы вынуждены уходить в сферы, не имеющие никакого отношения к аудиту, иногда компенсировать отток аудиторских клиентов (по разным причинам, например, в силу европейских тенденций по ротации аудиторов).
Безусловно, есть регуляторные и внутрикорпоративные ограничения, наш риск-менеджмент направлен на обеспечение прозрачности и объективности аудиторских услуг. По внутренним стандартам компании мы не всегда можем оказывать юридические услуги нашим аудиторским клиентам. Это нас в определенной степени сдерживает.

 

— О рынке юруслуг, по крайней мере на Украине, говорят как о падающем рынке, вы же говорите о его перспективности. Следует ли понимать, что ситуация в других сегментах консалтинга еще хуже?

— Я различаю текущее состояние рынка и его потенциал. Сейчас на юррынке и рынке консалтинга в целом, несомненно, наблюдается определенное ценовое давление, но, с моей точки зрения, емкость его не уменьшается, и мы это увидим, когда экономика начнет восстанавливаться.

(Беседовал Алексей НАСАДЮК,
«Юридическая практика»)

Связаться с нами

 

Запрос об услугах КПМГ

 

Отправить

Новый веб-сайт сети фирм КПМГ

KPMG International разработала современный веб-сайт, который упрощает поиск необходимой информации.